Писательская кухня

Кулинарные советы «перевел» с французского, немецкого, испанского и даже древнегреческого модный лондонский фотограф Марк Крик. Его книга — это 14 рецептов, написанных от имени и в литературном стиле знаменитых писателей. Суп а-ля Кафка или камбала от Хорхе Луиса Борхеса придутся по вкусу всем тем, у кого есть чувство юмора и хотя бы немного литературного голода.

Волна кулинарной литературы сегодня накрыла книжный рынок. Читатели перестали думать только о хлебе насущном и все больше стараются приобщиться к изысканным блюдам. А спрос, как известно, рождает предложение. Потому и пишут в жанре кулинарных записок все, кто может хотя бы яичницу самостоятельно состряпать. При таком наплыве конкурентов единственная возможность выделиться — это написать знакомые рецепты так, как этого еще никто не сделал. Что и получилось у Марка Крика. Впрочем, рецепты в его книге отнюдь не главный ингредиент. Бесспорно, ни одно настоящее тирамису не обойдется без «Амаретто ди Саронно». Но еще важнее то, что описание итальянского пирожного может передать чувства в духе Марселя Пруста. От имени французского писателя Крик рассказывает о том, как «сочетание сливок и кофе» открывает путь в мир более реальный, чем тот, где сейчас находится человек. Это не просто литературное упражнение, но живая история.

Автор выбрал для своей книги тех писателей, чей стиль без труда узнаваем. И ту точку опоры — кулинарию, которая легко рождает ассоциации. Но от этого книга Крика не становится хуже.

Кажется, предложи написать о приготовлении супа Кафке и он не смог бы выразить свои мысли иначе. Его бесподобный К. точно так же чувствовал бы себя лишним за столом, неловко пытаясь накормить собственных судей супом. А герои Габриэля Гарсиа Маркеса так же ожидали бы несколько дней, пока будет готов петух, замоченный в вине. И была бы отсрочена казнь преступника, которому непременно хотелось попробовать этого петуха. Крик не оставил без внимания даже Ирвина Уэлша и маркиза де Сада.

«Голод воспой, о богиня, Ахилла, Пелеева сына», — прочитают знатоки переводов Гомера и улыбнутся. Книга Марка Крика могла бы послужить дополнением к любому учебнику зарубежной литературы. А значит, со своей задачей автор справился. Потому что после его рецептов хочется вновь перечитать «Тихого американца» и «Сто лет одиночества».